«Сыворотка правды»: легенды и мифы спецслужб

«Сыворотка правды»: легенды и мифы спецслужб

«Да любой под «сывороткой правды» сразу расколется!» Невозможно ничего утаить, если тебе вкололи секретный препарат, заставляющий говорить правду, только правду, и ничего, кроме правды. Правда? Поисковики пестрят запросами «где купить сыворотку правды», чтобы узнать, не изменяет ли любимая, что задумал партнер по бизнесу, да и просто вывести лучшего друга на откровенность. «Отцом сыворотки правды» считается доктор Хауз (не тот, что в сериале), чей день рожденья мы отмечаем сегодня, 3 августа. Благодаря его убежденности в воздействии наркоза на человека мы до сих пор верим, что пара капель секретного препарата в чашке чая заставят человека открыться и не утаивать ничего. Ну а уж пытать шпионов с такими возможностями точно пара пустяков.

In vino veritas — «Истина в вине», говорили древние римляне, и были довольно близки к современным догадкам. В состоянии опьянения снижается контроль, сознание «растормаживается», и человек выбалтывает больше, чем хотел бы. У Зигмунда Фрейда был свой секретный препарат — кокаин. Под наркотической интоксикацией, считал основатель психоанализа, пробуждается подсознание, все подавляемые мысли и желания всплывают на поверхность.

Доктор Хауз — отец наркоанализа Это не тот известный нам по сериалам Хауз, хотя широта и нестандартность мышления прослеживается у обоих персонажей — и у выдуманного киногероя, и у Роберта Эрнеста Хауза, «отца сыворотки правды». Его наблюдения о влиянии скополамина — растительного алкалоида, используемого тогда для медицинского наркоза, повлияли на возникновение метода наркоанализа. Медики уже давно замечали, что под слабым наркотическим воздействием рожающие женщины склонны выбалтывать такие подробности о себе и близких, которые в здравом уме никто не отважится обнародовать. Так в 1922 году появилась работа врача-акушера Р.Э. Хауза «Использование скополамина в криминологии».

Несмотря на большую популярность нового метода ведения допросов с наркоанализом, его в итоге не одобрили судьи. Первый случай отказа принять во внимание признания, полученные под воздействием «сыворотки правды», произошел в США, в штате Миссури. Адвокат мужчины, обвиняемого в изнасиловании представил в качестве доказательств его невиновности текст опроса, проведенного врачом-экспертом под наркозом. Суд решил, что эта методика неубедительна и не состоятельна с точки зрения науки. И с момента этого судебного прецедента и в США, и в Европе суды перестали рассматривать показания, полученные под наркозом, как до этого не признали законными признания, сделанные под воздействием гипноза. Причиной объявили «измененное состояние сознания допрашиваемого», что означало — человек мог оказаться под психологическим давлением и оговорить себя. Более того, выводы доктора Хауза о стопроцентной надежности метода наркоанализа тоже оказались неверны. Ряд экспериментов доказал, что есть люди, которые могут лгать даже под воздействием наркотических препаратов. А те, кто говорят правду, могут путаться после введения «сыворотки правды» и смешивать реальность и фантазии. От наркоанализа отказались.

Вернуть методы допроса под наркотическими веществами в криминалистику помогли все те же медики. Наркоанализ применяли в психиатрии после окончания Второй мировой, чтобы лечить посттравматические расстройства, военные психозы, амнезию после контузии, а также распознавать симулянтов в процессе экспертизы вменяемости пациента.

Разумеется, над разработкой «правдогонных» препаратов работали не только спецслужбы СССР. Как бы не относились к результатам допросов под наркозом суды, такие средства можно было использовать для досудебного расследования, а также, естественно, в службах разведки. Холодная война только стимулировала разработки в этом направлении, особенно после ставших известными инцидентов с «провалом» скополамина: так, на одном из «наркодопросов» шофер-японец признался в убийстве ребенка, а позже выяснилось, что виновным был вовсе не он. Перед токсикологами разных стран встала задача найти более надежные составы «сыворотки правды».

Мескалин Каждый, кто хоть краем уха слышал о Карлосе Кастанеде, слышал и о его «музе» — мексиканском кактусе пейоте, из которого производят наркотик мескалин. Именно его использовали мексиканские индейцы в «обрядах раскаяния», групповых собраниях, когда члены племени публично каялись в грехах, запретных желаниях и действиях. Чистосердечные признания произносились добровольно, со слезами покаяния и… под действием мескалина, использовавшегося на таких собраниях. В научных экспериментах спецслужб, проводимых на узниках концлагерей, людям вводили мескалин под видом безобидного вещества, и те раскрывали все тайны. Минус был один — кратковременный эффект от инъекции препарата.

«Марихуановые тесты» Мескалин в качестве «сыворотки правды» был отвергнут. Новые надежды возлагались на еще одно растение — марихуану. Появилась она в криминалистике случайно, в результате интересного прецедента: Аугуст дель Гарсио, мелкий помощник крупного «крестного отца» Лаки Лучиано, под воздействием «травки» вдруг разговорился и рассказал всю подноготную преступной группировки. После такой удачи марихуана стала новой надеждой даже для специалистов ЦРУ, ее использовали в допросах людей, подозревавшихся в неугодных политических взглядах. Но надежда не оправдалась: под влиянием марихуаны тайны выбалтывали далеко не все. Темпераментным и разговорчивым подозреваемым действительно удавалось «развязать язык», а вот на замкнутых и молчаливых она не действовала.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте
Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback на Вашем сайте.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.