Значение межличностных прикосновений

Значение межличностных прикосновений

Прикосновения имеют разный смысл (Jones & Yarbrough). Авторы выполнили исследование, в котором приняли участие 39 студентов университета, юношей и девушек, в течение трех дней фиксировавших детали всех прикосновений, субъектами или объектами которых они были. Было проанализировано 1500 эпизодов социальных прикосновений. Ниже представлены выводы, к которым пришли авторы, а также данные, полученные другими исследователями.

Прикосновение как проявление позитивных чувств
Позитивное прикосновение может означать поддержку, подбадривание, одобрение, симпатию, сексуальное влечение или, если прикосновение продолжительное, оно может сигнализировать о включенности (например, «Мы вместе!»).

Некоторые прикосновения медперсонала, если они успокаивают больного и помогают ему расслабиться, тоже относятся к категории позитивных прикосновений. Такие прикосновения, как дружеское поглаживание по спине и массаж, тоже могут выражать позитивные чувства, но они могут восприниматься и как относящиеся к выполнению определенной работы, если их выполняет профессиональный массажист. Психотерапевты тоже признают важность таких прикосновений, которые свидетельствуют о позитивном отношении к пациенту, но не слишком интимны. Если прикосновение вое принимается как свидетельство межличностной симпатии, оно способно вызвать другое поведение, например пациент может стать более разговорчивым и начать лучше относиться к медицинскому персоналу (Aguilera; Pattison). Позитивный эффект, вызванный даже случайным и прикосновениями, может быть распространен на всю окружающую обстановку, о чем свидетельствуют эксперимент в библиотеке, описанный в статье «Магия прикосновения», и исследование, проведенное в магазине, где покупатели, к которым прикасались студенты-конфедераты, более благосклонно оценили сам магазин (Hornik).

Прикосновение как проявление негативных чувств
Студенты, участвовавшее в исследовании (Jones & Yarbrough), не сообщили о большом количестве подобных прикосновений, но мы однозначно воспринимаем некоторые прикосновения как проявление негативного отношения и негативных эмоций. Удар кулаком, пощечина, крепкое сжатие руки другого человека, так чтобы он не смог убежать, — все это проявления гнева или фрустрации. Как правило, негативные прикосновения более вероятны среди детей, чем среди взрослых.

Прикосновение и дискретные эмоции
Прикосновение способно на нечто большее, чем передача позитивных или негативных эмоций в обобщенном виде. Авторы одного исследования записывали на видеопленку участников эксперимента (тех, которые прикасались), когда они пытались передать разные эмоции, прикасаясь к ладони или к предплечью другого человека (реципиента) (Hertenstein, Keltner, Арр, Bulleit, & Jaskolka). Зрители, которым были показаны видеозаписи, не просто догадались, а идентифицировали такие эмоции, как гнев, страх, счастье, отвращение, любовь и симпатию. Анализ видеозаписей позволил определить, как именно были переданы эти эмоции. Например, симпатия выражалась поглаживанием и ласкающими движениями, гнев — ударами и сильным сжатием, а отвращение — отталкивающим движением. Прикосновения также отличались по продолжительности и интенсивности.

В отличие от других невербальных сигналов прикосновение можно не только видеть, но и ощущать. Авторы упомянутого выше исследования спрашивали у реципиентов, о какой эмоции им пытались сообщить? Реципиенты не видели тех, кто к ним прикасался, — они были скрыты шторой, через которую просовывали свои руки, — и могли только чувствовать прикосновения. Гнев, страх, отвращение, симпатия, любовь и благодарность они идентифировали точнее, чем если бы это была просто догадка, однако другие эмоции — смущение, зависть, счастье и удивление — реципиенты точно не идентифицировали.

Другой способ определения с помощью прикосновения дискретных эмоций, которые испытывает человек, заключается в ощупывании руками его лица так, как это делают слепые. Даже зрячие люди, не имеющие специальной подготовки, значимо неслучайно идентифицировали таким образом шесть эмоций, причем наиболее точно идентифицировали счастье, печаль и удивление (Lederman, Klatzky, Abramowicz, Salsman, Kitada, & Hamilton).

Прикосновение как игра
Иногда мы интерпретируем собственные прикосновения и прикосновения к нам как попытки уменьшить серьезность послания, будь то симпатия или агрессия. Когда один человек совершает движение кулаком, свидетельствующее о его намерении нанести удар, но останавливается на уровне кожи другого человека, посылаемый им сигнал расшифровывается так: «Я не дерусь. Я играю». Смех или улыбка, сопровождающие это движение, могут служить подтверждением такого послания. Предел игривых прикосновений — щекотка, феномен, который привлек внимание психологов более века назад и о котором писал еще Чарльз Дарвин. Один вопрос заключается в том, почему мы не можем щекотать себя сами, а второй — непременно ли щекотать должен человек или на его месте может быть какое-то механическое приспособление. По данным (Harris & Christenfeld), машина может щекотать не хуже человека, если в ее действиях есть элемент непредсказуемости.

Прикосновение как способ оказать влияние
Когда цель прикосновения заключается в том, чтобы заставить другого человека что-то сделать, прикосновение ассоциируется с влиянием. Такие прикосновения называются «подчиняющими прикосновениями» (Jones & Yarbrough). Официантки, прикасающиеся к посетителям, получают более значительные чаевые (Crusco & Wetzel), а посетители, к которым на ходу прикасается официантка, выпивают больше спиртных напитков по сравнению с теми, к кому не прикасаются (Kaufman & Mahoney). В тех магазинах, где зазывалы прикасаются к покупателям, последние проводят больше времени и делают больше покупок (Hornik). Психологи, которые, обращаясь за помощью к студентам, прикасались к их плечам, гораздо реже получали отказы (Patterson, Powell, & Lenihan), а те, к кому прикасались после того, как они соглашались принять участие в опросе, отвечали на значительно большее количество вопросов анкеты, чем те, кто давал согласие, но к кому не прикасались (Nannberg & Hansen). В одном исследовании незнакомец на секунду или даже меньше прикасался к рукам людей, к которым обращался с просьбой подержать поводок очень активной большой собаки, пока он отлучится в аптеку (Gueguen & Fisher-Lokon). Даже этого едва уловимого тактильного контакта оказалось достаточно для того, чтобы люди соглашались исполнить эту просьбу. Точно так же женщина-конфедерат, которая обращалась к незнакомым женщинам с просьбой дать ей сигарету, чаще получала ее, если легонько прикасалась к плечу той, кому была адресована просьба.

Причем в отличие от результатов эксперимента в библиотеке, описанного в статье «Магия прикосновения», охотнее исполняли просьбу те, кто помнил о том, что к ним прикасались. Прикосновение, даже без прямой просьбы, способно вызвать более активное желание помочь: когда тот, кто прикасался, уходил и ронял словно бы случайно свои вещи, тот, к кому он прикасался, первым предлагал помощь (Gueguen & Fisher-Lokon). Психологический механизм, лежащий в основе подобных эффектов, скорое всего, соединен с позитивным аффектом и человеческой связью, возникающими (неосознанно) в результате даже беглого и вроде бы несущественного прикосновения одного человека к другому, хотя эти люди и незнакомы. Данные результаты позволяют предположить, что прикосновения могут быть использованы в манипулятивиых целях. Например, официанты могут преднамеренно прикасаться к посетителям, чтобы получать большие чаевые. Разумеется, подобные действия могут спровоцировать «ответный огонь», если посетителям не понравится, что к ним прикасаются, или если они поймут, с какой целью это делается.

Помимо использования прикосновений для достижения разных целей, в частности более значительных чаевых или исполнения просьбы, люди могут использовать их и для достижения более общих целей, например для того, чтобы произвести впечатление сильного, властного или уверенного в себе человека. Барак Обама, пожимая собеседнику руку, другой рукой часто сжимает его плечо. Он может делать это, чтобы сообщить о том, что он контролирует ситуацию, но он также может делать это, чтобы продемонстрировать свое дружелюбие. Каким бы ни был мотив президента, реципиент может истолковать это либо как проявление дружеских чувств, либо как необидный акт межличностного контроля. Прикосновения иллюстрируют неоднозначную природу многих невербальных проявлений: реципиенту трудно попять намерения того, кто прикасается, а прикасающийся не в состоянии предсказать реакцию реципиента.

Прикосновение как средство управления коммуникацией
Мы стараемся структурировать или контролировать разговоры или их элементы разными способами. Эти «управленческие прикосновения» способны руководить коммуникацией, не прерывая вербального разговора. Прикоснувшись к руке, дернув за руку или похлопав по плечу, можно привлечь внимание, показать, что беседа начинается (приветствие) или заканчивается (прощание); прикосновения также могут нести некоторую ритуальную нагрузку, как, например, прикосновение к голове младенца во время крещения.

Прикосновение как физиологический стимул
Разумеется, прикосновения чрезвычайно важны на всех стадиях сексуального контакта. Они также являются сильнодействующими, но сложными стимулами и в повседневной жизни. Когда участвующих в экспериментах людей заранее предупреждают, что к ним будут прикасаться профессионально и безопасно для них, исследователи фиксируют прогнозируемое уменьшение частоты сокращений сердца (Drescher, Gantt, & Whitehead), что, как полагают, свидетельствует об успокаивающем воздействии прикосновения и имеет непосредственное отношение к важной с точки зрения эволюции связи мать—младенец. Однако когда прикосновение неожиданно и/или необъяснимо, частота сокращений сердца увеличивается. Так, по сравнению с условиями, когда к женщинам не прикасались или прикосновения ожидались (например, если нужно было сосчитать пульс), когда мужчина-экспериментатор на 10 секунд задерживал свою руку на запястьях женщин, не ожидавших этого, частота их сердечных сокращений резко возрастала. Более того, у всех испытуемых наблюдался подъем артериального давления (Nilsen & Vrana). Результаты этого исследования свидетельствуют о том, что влияние прикосновения зависит от социально-контексуальных факторов и от интерпретации прикосновений.

Прикосновение как проявление вовлеченности в коммуникацию
Иногда смысл, приписываемый прикосновению, связан с уровнем вовлеченности в общение, чуткостью или активностью коммуниканта (Afifi & Johnson). Порой прикосновение просто означает, что интенсивность коммуникации высока или что коммуникант активно вовлечен в нее. Межличностная восприимчивость может считаться позитивным аффектом, когда она разделяется обоими коммуникантами или когда один из них чувствует, что поведение другого зависит от него. Возможно, тактильное поведение, если оно воспринимается как преднамеренное, более любого другого невербального поведения заметно в общении; оно едва ли не предназначено для того, чтобы его заметили, и может вызвать сильную ответную реакцию, либо позитивную, либо негативную.

Прикосновения, связанные с выполнением определенных действий
Бывают ситуации, когда нужно помочь кому-либо выйти из машины или наши руки соприкасаются с руками другого человека, когда мы передаем что-то друг другу. Подобные прикосновения, связанные с выполнением определенных действий, Хеслин (Heslin) назвал «функциональными/профессиональными прикосновениями». Как и в иных случаях, два коммуниканта могут вкладывать в такое прикосновение разный смысл или один из них преднамеренно может стараться ввести другого в заблуждение. Знакомый пример последней ситуации — один человек прикасается к другому якобы шутя, но на самом деле хочет, чтобы это прикосновение было шагом на пути к близким отношениям. Подобное смешение функций имеет место и в исследованиях, подобных описанному в статье «Магия прикосновения» исследованию в библиотеке: прикосновение было связано с исполнением профессиональных обязанностей, во время передачи реципиенту библиотечной карточки, однако его эффект был позитивно эмоциональным.


Прикосновение как средство исцеления

Случаи чудесного исцеления не поддаются объяснению ни с точки зрения медицины, ни с точки зрения физиологии. На протяжении многих веков во всех эпизодах чудесного исцеления больных и немощных религиозными деятелями, королевскими особами и прочими харизматическими личностями главным «действующим лицом» было межличностное прикосновение. Согласно преданиям, Иисус исцелял прикосновением, и его часто описывали в окружении толпы жаждущих этого прикосновения. Существовало распространенное поверье, что французские и английские короли исцеляли наложением рук. Есть документальное свидетельство того, что английский король Эдуард I на 28-м году своего правления исцелил таким образом от золотухи 938 своих подданных (Olden). В более позднее время, включая и нынешнее, исцеляющее прикосновение стало прерогативой священников и прочих личностей, приписывающих его Божественной силе. Целительная сила прикосновения в так называемых «чудесных случаях» не была подвергнута строго научному изучению, которое позволило бы установить ее эффективность или механизмы, по которым она «работает». Хотя, возможно, трудно исключить Божественную силу или какие-то неизвестные физические силы, Олден (Olden) приписывает необъяснимое исцеление психологическим факторам.

Пациент испытывает огромную потребность в исцелении.
Пациент безгранично верит в возможности исцелителя.
Пациент — член группы, которая поддерживает и подбадривает его.
Существует разделяемая всеми иррациональная система верований, обычно религиозного характера.
Пациент и все наблюдатели испытывают чрезвычайно сильные эмоции.
В наши дни в медицинской среде вновь возник интерес к прикосновению как форме терапии (Borelli & Heidt; Kerr, Wasserman, & Moore; Krieger). Показано, что некоторые формы мануальной терапии, включающие то, что исследователи называют «легким прикосновением», снижают болевые ощущения (Kerr et аl.). Массаж, давно известный своей способностью расслаблять и доставлять удовольствие, положительно влияет на активность мозга, внимание и умственные способности, способствует уменьшению боли, депрессии, снижает уровень гормонов стресса в крови, улучшает сон и аппетит, улучшает функции легких у детей, больных астмой, повышает иммунитет, способствует набору веса недоношенными младенцами. Есть немало и других клинических свидетельств благотворного влияния массажа на здоровье человека (Field; Fields, Diego, & Hernandez-Reif). Было высказано предположение о том, что, возможно, в основе механизма позитивного влияния массажа лежит активность парасимпатической нервной системы: давление стимулирует блуждающий нерв, что снижает уровень физиологического возбуждения и содержание гормона стресса в крови. Даже один-единственный сеанс массажа позитивно влияет на нервное возбуждение, артериальное давление и на сердечный ритм (Moyer, Rounds, & Hannum).

Не исключено, что положительные физиологический и психологический эффекты общения с домашними животными объясняются именно благотворным влиянием прикосновений, ибо отношения с животными предполагают весьма частые прикосновения (Allen). Поскольку прикосновение может приносить облегчение и оказывать позитивное физиологическое воздействие, авторы одного исследования были весьма удивлены тем, что родители практически не прикасались к своим больным раком детям во время таких болезненных медицинских процедур, как спинномозговая пункция. Анализ видеозаписей показал, что более четверти маленьких пациентов были лишены родительской поддержки именно тогда, когда больше всего нуждались в ней (Peterson, Cline, Foster, Penner, Parrott, & Keller).

Специалисты в области психического здоровья и терапевты обсуждают вопрос о том, следует ли включать прикосновение в лечебный процесс (Hetherington; Smith, Clance, & Imes; Young). На одной чаше весов лежит риск быть обвиненным в сексуальных домогательствах или, не желая того, нанести обиду пациенту, а на другой — потенциальная ценность физического контакта в моменты стресса. Ясно одно: психотерапевты и врачи всех других специальностей должны быть предельно внимательны к реакциям своих пациентов на прикосновения.

Согласно данным, полученным от младшего медицинского персонала, положительный терапевтический эффект может быть достигнут даже без прикосновения как такового. Метод, названный «терапевтическим прикосновением» («therapeutic touch), или сокращенно TT, признан эффективным во многих ситуациях, если его используют специалисты, неукоснительно соблюдающие определенные правила. Их руки должны двигаться над телом пациента, а не прикасаться к нему, воздействуя на окружающее пациента энергетическое поле и принося облегчение больному. Те, кто верит в этот метод, и скептики спорят о том, действительно ли он лучше простого плацебо, но у нас нет эмпирических данных, которые позволили бы поставить точку в этом споре. Однако работа, опубликованная в одном престижном медицинском журнале, заставляет серьезно усомниться в одном из базовых принципов TT, а именно в том, что опытный практик TT способен руками обнаруживать энергию, излучаемую телом другого человека (Rosa, Rosa, Sarner, & Barrett). Опытным практикам TT, выступавшим в качестве испытуемых, было сказано, что женщина- экспериментатор будет держать свою руку нал рукой одного из испытуемых, но будет отгорожена от них экраном. От испытуемых требовалось лишь одно: догадаться, нал чьей рукой находится рука экспериментатора. К большому удивлению испытуемых, слово «догадаться» оказалось как нельзя более кстати, потому что на самом деле их точность была исключительно случайной, то есть они не смогли обнаружить энергетического поля вокруг руки экспериментатора. Результаты этого хорошо спланированного исследования однозначно свидетельствуют о том, что приверженцы TT руководствуются скорее верой, нежели наукой. (Кстати, молодой ученый, который проводил это исследование и был его соавтором, — ученик 4-го класса, выполнявший школьный научный проект!)

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках
Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback на Вашем сайте.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.