Щадящая гинекология: вместо удаления матки врачи предлагают новые методы лечения

Щадящая гинекология: вместо удаления матки врачи предлагают новые методы лечения

«Лучше жить без матки, чем умереть с маткой», — одна из излюбленных фраз гинекологов, которые уговаривают женщин решиться на операцию по удалению этого органа. Многие пациентки пугаются и соглашаются — по статистике, каждая четвертая (!) женщина старше 45 лет в России уже не имеет матки, и в 80% случаев — по причине миомы. Тем временем, как уверяет профессор кафедры акушерства и гинекологии МГМСУ им. Евдокимова, глава МОО «Общество врачей, занимающихся изучением и лечением миомы матки» Александр Тихомиров, абсолютному большинству пациенток современные методики лечения позволяют матку сохранить.

Сегодня миома — самое распространенное хроническое заболевание у женщин. Она встречается чаще, чем хронический бронхит, холецистит или колит. В среднем, у каждой второй представительницы прекрасного пола в репродуктивном возрасте выявляется миома — доброкачественное опухолевидное образование. Возможно, она появляется даже чаще. Исследования, которые велись пару лет в судебно-медицинском морге столицы, показали, что миома есть у 72% погибших женщин репродуктивного возраста.

Шансов, что она перерастет в онкологию, нет. Но жизнь она может испортить серьезно. Симптомы миомы — слабость, анемия, снижение уровня гемоглобина в крови, обильные кровотечения во время месячных, боли…

В последнее время миома «молодеет» (за последние 40 лет частота возникновения миомы в возрасте до 30 лет выросла с 2% до 12,5%), но по-прежнему чаще всего ее выявляют у дам за 35. И риск ее развития повышается с накоплением «холостых» менструальных циклов, которые не заканчиваются беременностью, родами и лактацией. «Например, в дореволюционной России миомы встречались редко. Девушки в 16 выходили замуж, в 18 рожали, потом рожали опять и опять. В среднем за репродуктивный период (до 45 лет) у них было всего 40 менструаций. У современной женщины, которая откладывает рождение первого ребенка лет до 30, а то и старше, за репродуктивный период — в среднем 250 менструаций. А миома — это результат нерационального использования матки, природная функция которой — вынашивать детей», — говорит профессор Тихомиров. Кроме того, риск появления миомы повышается у тех женщин, кто перенес аборты, воспалительные заболевания, подвергается стрессам, ест много красного мяса и мало зелени и овощей, чьи мамы или сестры были носительницами миомы.

Сегодня операции по поводу удаления миомы выбились на второе место среди всех полостных хирургических вмешательств у женщин в России. «Раньше на первом месте была апендектомия, сейчас — кесарево сечение, следом за которым идет удаление матки (гистроктомия). Средний возраст гистроктомии в нашей стране — 40 лет. В 90% после удаления матки не выявляется никаких онкологических процессов, иными словами, операция была сделана напрасно. В последнее время во всем мире уже принят подход, согласно которому бессимптомную миому матки (без кровотечений, боли, анемии) не считают показанием к операционному лечению», — продолжает наш эксперт.

Однако в нашей стране по старинке чаще всего настаивают именно на полостной операции. Почему? «У нас женщинам часто говорят: тебе уже 45, двое детей, зачем тебе этот мышечный мешок? Врачи поликлиник предпочитают не заморачиваться с амбулаторным лечением — ведь если направить женщину в стационар, за каждую операцию по ОМС переведут по 27 тысяч рублей. Чем больше операций — тем больше денег», — объясняет Александр Леонидович.

Чаще всего женщин даже не трудятся предупредить о последствиях. «У меня через год после удаления матки начало сильно повышаться артериальное давление, диагностировали сахарный диабет, я сильно прибавила в весе. И еще — из-за отсутствия матки опустились стенки мочевого пузыря, из-за чего я постоянно хочу в туалет», — рассказывает 45-летняя Диана С. из Москвы. «После удаления матки у женщин наступает преждевременная менопауза, и в климакс она входит не постепенно, в течение 5-6 лет, а резко, как будто ее кастрировали. Уже на второй день после операции в 2-3 раза снижается уровень женского гормона эстрадиола, что в течение года приводит к развитию метаболического синдрома, повышению уровня сахара в крови, артериального давления, нарушениям памяти. Доказана связь между уровнем эстрадиола и повышенным риска болезни Альцгеймера у женщин. Кроме того, у таких женщин резко повышается риск рака почек, мочевого пузыря и щитовидной железы. Через 5-7 лет после удаления матки риск инфаркта и инсульта повышается выше, чем у хронических алкоголиков», — говорит Александр Тихомиров.

Между тем, сегодня существует немало альтернативных методов лечения — медикаментозный (препараты, которые уменьшают размер миоматозных узлов и устраняют симптомы болезни), рентгенологический (эмболизация маточных артерий путем введения в них специальных веществ, блокирующих кровоток узлов), с помощью воздействия ультразвуком, миолиз (растворение узлов) различными источниками энергии. «Женщине, у которой уже есть дети, и которая больше их не планировал, я бы во многих случаях рекомендовал эмболизацию. Если же женщина планирует детей, этот метод не лучший — он немного снижает репродуктивные способности. Тут лучше начинать с медикаментозного лечения, на фоне которого уже после первого курса узлы лишаются кровоснабжения и существенно уменьшаются в размерах. Можно провести два, три курса — и необходимость оперативного лечения отпадет. Либо потом можно будет удалить остатки узлов резектоскопом, если они изначально были крупными», — говорит профессор Тихомиров.

Ну и, наконец, лучший способ профилактики миомы — это частые роды. Если же в планы женщины это не входит, если лучше всего пользоваться микродозными гормональными контрацептивами, которые предотвращают образование миоматозных узлов. Больше ничего на сегодня не придумано.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback на Вашем сайте.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.