Бактерии кишечника и лекарства: тайные связи

Бактерии кишечника и лекарства: тайные связи

Наше тело является родным домом для множества микроорганизмов, большинство из которых обитает в желудочно-кишечном тракте. Уже доказано, что активность наших собственных бактерий, составляющих микробиом кишечника, определяет не только эффективность пищеварения. Во многом их деятельность влияет на работу иммунной системы и даже головного мозга. А это значит, что население нашего ЖКТ обладает достаточно большим влиянием — и неудивительно, что это влияние распространяется также на все, что попадает в кишечник извне. А это не только пища, но и лекарства. О том, что антибиотики неполезны для микрофлоры желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), знают все — это подтверждается популярностью различных препаратов с пробиотиками, которыми граждане активно заедают антибактериальную терапию. Но возможен и обратный эффект. Данные о биоактивности лекарств, приведенные в инструкции, подразумевают чистое и незамутненное действие препарата. Но в последние годы ученые все чаще говорят о том, что в реальности ситуация с усваиваемостью лекарств, их эффективностью, скоростью выведения и вероятными побочными эффектами несколько отличается от текста инструкций. Потому что в ЖКТ лекарства попадают в нежные объятия бактерий — не патогенных.

Итак, с антибиотиками дело ясное: антибактериальные препараты, добравшиеся до кишечника, не разбираются, какие из попавшихся им на пути бактерий полезные, а какие вредные. Под действие антибиотиков попадают и бифидо- и лактобактерии, и условно-патогенная кишечная палочка и др. У среднестатистического человека достаточно ресурсов, чтобы микрофлора ЖКТ не пострадала в ходе 3-7-дневного курса антибактериальной терапии, ему обычно не требуется принимать какие-то дополнительные защитные средства. А вот при длительном приеме антибиотиков нередко развивается дисбактериоз, который требует назначения препаратов-пробиотиков. Но оказывается, не только антибактериальные средства влияют на микрофлору ЖКТ. Было доказано, что целый ряд других лекарств меняет состав микрофлоры кишечника: лекарства для лечения диабета (метформин); ингибиторы протонной помпы — лекарства для лечения кислотозависимых заболеваний ЖКТ (омепразол и др.); нестероидные противовоспалительные средства (НПВС); атипичные антипсихотики и др. Весной 2019 года ученые из Европейской молекулярно-биологической лаборатории в Гейдельберге (Германия) опубликовали результаты исследования 835 лекарств-неантибиотиков, продающихся в аптеках, точнее, их действия, на 40 самых распространенных штаммов бактерий ЖКТ человека. Оказалось, что практически каждый четвертый препарат (24%) угнетает рост, как минимум, одного штамма, а 5% исследуемых препаратов — 10 штаммов и более. В результате развиваются побочные эффекты, схожие с длительным действием антибиотиков. Это, кстати, подчеркивают ученые, говорит еще и о том, что даже неантибиотики могут способствовать развитию резистентности бактерий к антибактериальным препаратам.

Ученые подсчитали, сколько разных генов всего имеется у живущих в кишечнике человека бактерий. Оказалось, что это число в 150 раз больше, чем количество наших собственных генов. И обладатели этого огромного коллективного генома внутри нашего ЖКТ живут, производят и выделяют множество веществ, в том числе ферментов, которые могут как активировать лекарственные препараты, увеличивая их эффективность, так и деактивировать, превращая их в бесполезный субстрат. Можно привести следующие наглядные примеры: Бактерия Eggerthella lenta инактивирует сердечный препарат дигоксин. Это, кстати, подтверждается тем, что при применении комбинации дигоксина с антибиотиками его концентрация в плазме крови значительно возрастает. Бактерия Enterococcus faecalis, а также уже вышеупомянутая Eggerthella lenta активно потребляют леводопу — препарат для лечения болезни Паркинсона. Энтерококк превращает леводопу в дофамин, а эггертелла поедает дофамин, вырабатывая мета-тирамин в качестве побочного продукта. Эти процессы вызывают массу проблем у пациентов. Трансформация лекарства в дофамин в ЖКТ, а не в тканях мозга, приводит к выраженным побочным эффектам в виде аритмии и расстройств кишечника. А так как до мозга доходит недостаточно дофамина, таким пациентам увеличивают дозу, что приводит к усугублению их состояния. Существуют даже лекарства, которые созданы с расчетом на деятельность определенных кишечных бактерий. Например, сульфалазин — так называемое пролекарство для лечения язвенного колита. При попадании в толстую кишку оно должно подвергнуться атаке бактерий, расщепляющих конкретную химическую связь, что высвобождает активное действующее вещество. Кстати, два аналога этого препарата — тоже пролекарства — расщепляются бактериями медленнее в 2,5 и 5 раз, и это тоже влияет на эффективность лекарств. В июне этого года ученые из Йельского университета (США) сообщили о результатах исследования действия бактерий на лекарственные средства. Они оценивали, как 76 самых распространенных штаммов кишечных бактерий влияют на 271 препарат (лекарства выбирались так, чтобы охватить максимально возможный спектр их видов, механизмов действия и химических свойств). Взаимодействие лекарств и бактерий проверяли на мышах-гнотобиотиках, то есть животных, чей ЖКТ стерилен, свободен от микробов. Оказалось, что так или иначе кишечные бактерии метаболизируют (то есть, используют в ходе жизнедеятельности) 176 из 271 лекарства — это почти 65%! Причем один отдельно взятый бактериальный штамм может метаболизировать от 11 до 95 разных препаратов.

Итак, взаимодействие лекарств и бактерий в нашем ЖКТ многое объясняет. Например, теперь понятно, почему лекарства могут действовать на разных людей по-разному. Конечно, люди и так не одинаковы. Мы различаемся по полу, возрасту, по питанию и активности, наконец, генетические уязвимости у нас тоже у каждого свои. Тем не менее, это довольно общие факторы. А вот бактерии, обитающие в кишечнике каждого конкретного человека и непосредственно контактирующие с пероральными лекарствами — это уже весьма существенный фактор. Так что даже один и тот же препарат может быстро оказать эффект у одного человека и потребовать более длительного курса лечения у другого. Будущее — за индивидуальными назначениями. Анализ микрофлоры кишечника пациента, который возможно когда-нибудь станет рядовой процедурой, такой же как сегодня анализ крови из пальца, можно было бы использовать для прогнозирования реакции больного на лечение и расчета доз, наиболее эффективных в его случае. Другой путь — создавать лекарства, неподвластные действию кишечных бактерий. Это позволит увеличить эффективность препаратов и снизить риск развития побочных эффектов. Но что делать пациентам сегодня? Придерживаться несложных правил приема лекарств: Не принимать лекарства по принципу «помогло соседки — подойдет и мне». Доверить назначение лекарств врачу. Строго следовать рекомендациям медиков. Читать инструкцию к препарату. Если рекомендации доктора и инструкция различаются, обратиться к врачу с просьбой прокомментировать этот момент и уточнить назначение. Следить за своим организмом. Обо всех побочных эффектах, а также о том, как действует лекарство и действует ли вообще — следует подробно доложить врачу на очередном посещении. Сообщать врачу обо всех принимаемых параллельно лекарствах и БАД, даже если это обычные витамины или пробиотики — как показано выше, нередко бактерии управляют нами, а не мы бактериями.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также
Вы можете оставить комментарий, или trackback на Вашем сайте.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.